Надежда Локтева (lassiriel) wrote,
Надежда Локтева
lassiriel

"Дайте мне рецепт".

Originally posted by sv_minskaya at "Дайте мне рецепт".
Вот отличная статья со списком вопросов, помогающим представить, что такое ответственность клиента перед самим собой за собственные изменения.

Для нашей ментальности характерно обращение к врачу или психологу как к родительской фигуре, которая научит, как жить, что делать, в общем – «даст рецепт». Кто-то понимает, что в психотерапии рецептов не бывает, но все равно надеется, кто-то требует и негодует. (Пока психотерапия не будет выделена в отдельную специальность и пока не будет психологической культуры и культуры обращения за душевной помощью, фигура врача общей практики, который «даёт рецепты», и фигура психотерапевта так и будут единым целым.)

Тот, кто все же остается в работе, пережив отказ в однозначных директивах и советах (как жить правильно, как вернуть мужа, что сделать, чтоб ребенок захотел учиться, только скажите конкретно), сталкивается с озарением: так это что, мне самому придется все решать? Значит, нет такой таблетки, которая сделала бы все за меня? Значит, мной отказываются руководить, ругать и поощрять?

И это очень похоже на ситуацию, когда дитё должно принять самостоятельное, не по возрасту, решение, а родитель помочь ему не может или не хочет. Весьма травматичное переживание. Для ребенка. А так же для взрослого, у которого не было достаточного опыта принятия и воплощения решений, но разве не большинство приходящих на терапию именно такие?

Но есть еще особенная группа, про которую и хочу сказать отдельно. Про тех, у кого запрос на совет и родительское покровительство особенно велик. Это те, кто и раньше, до прихода на терапию, стремился к положению беспомощного ребенка рядом с могущественным родителем.

У психотерапевта тоже есть родительская функция, но выражается она более в поддержке, а не в руководстве ил управлении. Зато у колдунов, гадалок и ведущих разного рода тренинги из серии «Как выйти замуж» и иже с ними она как раз и состоит в руководстве и умении творить волшебство. «Волшебство» – это даже не про ту родительскую фигуру, что есть внутри у каждого нормального взрослого, а про ту, что живет в ребенке лет эдак двух-трех. То, что Берн называл «положительным или отрицательным электродом» и «Злой Колдуньей или Доброй Волшебницей». Разочарование в терапевте как раз и связано с крушением иллюзии о таком вот живущим в нем родителе, безусловно добром и всемогущем. От родительских фигур, живущей в детях более старшего возраста и вполне уже взрослых людях (собственные родители, начальство, полиция и т.п.), этого «раннего родителя» отличает то, что его нужно просто слушаться и «выполнять рекомендации врача», и «все будет хорошо».

Кстати, именно этой фразы мы ждем и именно так смотрим на врачей, помогающих в ситуациях на грани – хирургов, онкологов, скоропомощников. Родителя «более взрослого» такое не устроит, он требует осмысленного послушания и выполнения справедливых (на его взгляд) требований. Он поддерживает и критикует, он заботится о росте и развитии, а потому периодически фрустрирует дитятку, дабы то училось самостоятельности.

Вот этого «раннего родителя» можно еще сравнить с языческим божеством, которого задабривают и которому приносят жертвы, а «позднего» - с богом в монотеизме. Первый больше похож на колдуна, а второй на психолога.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments